И ещё о доме - Вера Павлова

* * *

Дом - это место для слушанья голоса ветра,
для рассуждений о криках под окнами в полночь,
для размещенья и перемещения книжек,
чашек, подушек, квитанций на чистку одежды.
Дом - это мир существительных, осуществлений,
мир до-мажора арпеджио под абажуром
и поцелуев, которые будят ребенка,
и разговоров о лучшем, несбыточном доме.

и

* * *

В меблированных странах
    меня бы поставили в спальне,
отразили в пяти зеркалах,
    спеленали бы шелком...
А у нас, если встать у окна
    и смотреть в него долго,
непременно заплачешь.

(no subject)

Я всегда плачу, слушая военные песни. Разве это нормально?

Наверное, пора перестать читать хорошие книжки.

Дом мой - в сердце твоём

......Дом — четыре стены...
Ну, а если у нас их нет?
Если нету у нашего дома
знакомых примет,
ни окон, ни крыльца,
ни печной трубы,
если в доме у нас
телеграфные стонут столбы,
если в доме у нас,
громыхая, летят поезда?..
Ни на что, никогда
не сменяю я этой судьбы,
в самый ласковый дом
не войду без тебя
никогда.

Вероника Тушнова

Людмила Максимчук

- Мама, а ведь ты хотела, чтобы у тебя родился мальчик?
- Мама-то хотела, да ведь родилась девочка, то есть ты.
- Ну и что, зато когда я вырасту, я стану мальчиком, а потом большим солдатом, надену форму, и ботинки, и шапку, сяду в машину и поеду прямо на войну.
- Когда вырастешь, тогда всё и прояснится, а пока что ты девочка, вот и сиди дома и присматривай за куклами, а то во у Гали один глаз уже отваливается.
- Так это ей на войне вражеская пуля в глаз попала!
- А где же ты в это время была, ведь мамы должны беречь своих дочек?
- Да я-то сидела дома, а она убежала на войну, вот беда и случилась.
- Вот видишь, от войны ничего хорошего ждать не приходится.
- Ну ладно. Когда я стану мальчиком, я буду Collapse )

(no subject)

У меня в детстве было два кумира - Павел Кашин и Александр Точилин.
Это так, к слову.

Вот самая светлая песня Кашина:


Мы вышли в океан за сутки до рассвета.
Какой меридиан? Которая планета?
Лагуны и форты, заметки на манжетах,
Не зная широты, мы знали лишь что где-то,

   Что где-то между радостью и болью,
   Что где-то меж реальности и сна,
   И где-то меж фатальностью и волей
   Находится чудесная страна.

      Где жители не знают о разлуке,
      Где жителям неведома печаль,
      Где музыка не делится на звуки,
      Где времени и нету, и не жаль.

И точка задана, забудь о возвращении,
И только тишина - источник освещения,
И, зная о морях по книгам и макетам,
Всю жизнь на якорях, мы верили что где-то,

   Что где-то между радостью и болью,
   Что где-то меж реальности и сна,
   И где-то меж фатальностью и волей
   Находится чудесная страна.

      Где жители не знают о разлуке,
      Где жителям неведома печаль,
      Где музыка не делится на звуки,
      Где времени и нету, и не жаль.

Collapse )

Игорь Северянин

Если Вы встретите женщину тихую,
Точно идущую в шорохах сна,
С сердцем простым и душою великою,
Знайте, что это - она!

Если вы встретите женщину чудную,
Женщину чуткую, точно струна,
Чисто живущую жизнь свою трудную,
Знайте, что это – она!

Если увидите вы под запискою
Имя прекрасней, чем жизнь и весна,
Знайте, что женщина эта – мне близкая,
Знайте, что это – она!

1919 год

И.Грекова

"Точно такая брешь была сейчас в его душевном хозяйстве - каких-то элементов он недосчитывался".

Правильно. Брешь в душевном хозяйстве.

Вероника Тушнова

Всех его сил проверка,
сердца его проверка,
чести его проверка, -
жестока, тяжка, грозна,
у каждого человека
бывает своя война.
С болезнью, с душевной болью,
с наотмашь бьющей судьбою,
с предавшей его любовью
вступает он в смертный бой.
Беды как танки ломятся,
обиды рубят сплеча,
идут в атаки бессонницы,
н
очи его топча.
Золой глаза запорошены,
не видит он ничего,
а люди:"Ну, что хорошего?" -
спрашивают его.
А люди-добрые, умные
(господи им прости) -
спрашивают,
как думает
лето он провести?
Ах, лето моё нескончаемое,
липки худенькие мои,
г
ородские мои, отчаянные,
героические соловьи...
Безрадостных дней круженье,
предгрозовая тишина.
На осадное положенье
душа переведена.
Только б в сотый раз умирая,
задыхаясь в блокадном кольце,
не забыть -
Девятое мая
бывает где-то в конце.

(no subject)

Я вот думаю так: не может один человек любить другого человека, если он не любит, обижает и чурается всех остальных. Просто не имеет права.